/история фотографии/
ИСТОРИЯ СТРИТ-ФОТОГРАФИИ
Антон Вершовский

Еще в конце XIX века на улицы крупных городов Америки и Европы из своих студий вышли сразу несколько фотографов – положив тем самым начало стрит-фотографии. Они снимали то, что они видели, не стремясь никак приукрасить реальность или сгустить краски – реальность и так была достаточно красочна.
See more В Америке первым стрит-фотографом был эмигрант из Дании Джейкоб (Якоб) Риис, отснявший в 1880-е годы в трущобах Нью-Йорка выдающееся, как по социальному звучанию, так и по фотографической красоте, фото-эссе «Как живет другая половина».

В 1898 году на улицах Парижа начал работать Эжен Атже (папаша Атже), — фотографируя сначала старые здания, идущие под снос (для продажи фотографий агентствам), а потом — все интересное, что попадалось ему в объектив. Наследие Атже – это 10 тысяч пластинок 18х24 см, это весь Париж конца XIX и начала ХХ века, с его кафетериями, бельевыми веревками, швейцарами, консьержками… Умением Атже видеть сущности предметов, — и буквально заставлять зрителя увидеть их, не прибегая при этом ни к каким техническим ухищрениям, восхищался молодой Ансел Адамс. Сергей Эйзенштейн в своем эссе "Глагольность метафоры» писал про фантастическую силу вовлечения зрителя в фотографии Атже: «Вы становитесь телегой. Вы были шарабаном. Вы извиваетесь узлом корней. Это вы лестницей заворачиваетесь из-за угла. Это вы пережили драму раздавленных цилиндров и шапокляков… "Да ведь это же люди, а не предметы!" — пролетает сквозь голову… При этом Атже никогда не переходит границы фактической предметности и предметности факта».

Атже никогда не менял ни своих взглядов на фотографию, ни многокилограммовую аппаратуру, которую он использовал. Но по его снимкам хорошо видно, как менялись его фотографии за 30 лет, насколько сложнее они стали композиционно, насколько больше в них тонкой игры со светом, тенями, отражениями, рефлексами – того, что, собственно, и составляет основу художественных выразительных средств фотографии.

Эжен Атже не получил никакого признания при жизни, но его учениками считали себя величайшие французские стрит-фотографы – Брассай и Робер Дуано. И, конечно, Анри Картье-Брессон.

Брассай (именно так читается его псевдоним), венгр по национальности, художник, начал фотографировать в 1924 году, и в 1932 году выпустил альбом «Ночной Париж», открывший для добропорядочных парижан жизнь ночных улиц их города, – жизнь ночных гуляк, бандитов, вышибал и проституток – а заодно удивительные светотеневые эффекты, рожденные электрическим освещением тогдашнего Парижа.

Робер Дуано – горожанин из трущоб, самоучка, освоивший несколько ремесел (впрочем, как подавляющее большинство фотографов того времени), интересовавшийся новыми течениями в искусстве и даже в политической философии (известно, что в молодости он читал Маркса и Ленина). Дуано одним из первых сосредоточил свое внимание на людях в их взаимодействии с окружением, с улицами и кафе, он снимал их, стараясь никак не влиять и не воздействовать на снимаемую сцену. «Люди должны принять тебя, ты должен приходить и пить с ними каждый вечер, пока не станешь частью обстановки, пока они не перестанут тебя замечать» — говорил он.

С его именем, впрочем, связан и один скандал – одна из его самых известных работ, «Поцелуй у ратуши», оказалась постановкой (что считается нормальным во всяческом гламуре, но противоречит самой идее стрит-фотографии) – но, правда, постановкой, воспроизводящей случайно увиденный им и не сфотографированный кадр. Интересно, что Дуано отклонил предложение Брессона о вступлении в Магнум – деятельность члена Магнума была связана с разъездами, а он любил фотографировать Париж, и терпеть не мог быть фотографирующим «туристом».

В работах Атже и его последователей очень ясно прослеживается важная закономерность – постепенное смещение фокуса с улицы, обстановки, зданий на человека. Начиная с работ Брассая и Дуано человек оказывается в центре внимания стрит-фотографии.

Американская стрит-фотография середины XX века — это: Альфред Эйзенштадт — эмигрант из Германии, наиболее известный своей фотографией "Безоговорочная капитуляция", запечатлевшей сцену празднования дня Победы 1945 года (впрочем — скорее разнопрофильный фотожурналист, нежели стрит-фотограф); журналист и фотограф Дороти Ланг, чьи великолепно выстроенные снимки отличались и острым социальным звучанием; и Роберт Франк – человек, с чьим именем ассоциируется «честная» (frankly) уличная фотография. Интересно, что изданный Франком в 1959-м году альбом «Американцы» журнал Popular photography раскритиковал за «бессмысленную нерезкость, зерно, грязные (muddy) экспозиции, нетрезвые горизонты, и общую неряшливость» — так что, как видно, уровень профессиональной критики и понимания стрит-фотографии не очень сильно отличался от теперешнего.

Писать об Анри Картье-Брессоне (АКБ) так же трудно, как в школе было трудно писать сочинение о насквозь положительном герое – ну не получается, и все тут. Вот о каком-нибудь Свидригайлове или Шуре Балаганове – пожалуйста, с удовольствием. А раз тяжело – то, наверное, и не надо, в конце концов, о АКБ уже написано более, чем достаточно, и не в последнюю очередь – им самим.

Ограничимся самыми общими сведениями. Маэстро прожил 96 лет (1908-2004); за это время он снял около миллиона фотографий, не менее тысячи из которых совершенно заслужено считаются шедеврами (если кто-то спросит, а что, собственно, мы называем шедевром, отвечу: шедевр – это фотография Брессона). Он создал теорию «решающего момента» и оставил нам целую галерею стрит-зарисовок, репортажей и портретов. Одна из его фотографий, снятая сквозь щель в заборе, огораживающем пустырь у вокзала Сен-Лазар, и запечатлевшая неуклюжий прыжок через лужу на фоне афиши с изящной балериной — стала самой знаменитой фотографией всех времен и народов (именно поэтому мы ее здесь не приводим). Вообще, практически каждый его снимок – это история, рассказанная визуальными средствами, с неизменным и крайне эффективным использованием средств композиции…

В 1947 году АКБ вместе со своими коллегами Робертом Капой, Дэвидом Сеймуром и другими основал знаменитое ныне агентство Magnum Photos. В этом агентстве в 2007 году числилось 66 постоянных членов (среди них всего один российский фотограф – Георгий Пинхасов), и список включал практически всех знаменитых фотографов-документалистов второй половины XX – начала XXI века. Хотя формально целью агентства было распространение репортажных снимков в печати, фактически Магнум задал стандарты не только в репортажной, но и в художественной фотографии. АКБ писал: «Магнум – это сообщество духа, распределенной человечности, любопытства к тому, что происходит в мире, уважения к тому, что происходит, и желания описать это визуально».

«Лицом» репортажной фотографии Магнума был друг АКБ Роберт Капа, фотограф, чьим девизом было – «если ваши фотографии недостаточно хороши, значит, вы были недостаточно близко». Следование этому девизу стало причиной гибели фотографа – в 1954 году он подорвался на мине во Вьетнаме.

В Магнум входят (или входили) блестящий, остроумный и ироничный американец Эллиот Эрвитт; мрачно-торжественный мастер метафоры бразилец Себастиано Сальгадо; сумевший увидеть взглядом «извне» соотечественников-англичан, и показать их в удивительном многообразии перекличек с их своеобразным английским миром Иан Берри (только вглядитесь в его фотографию человека-ананаса!). В 1971 году в Магнум вступил чех Йозеф Куделка, а в 2002-м – австралиец Трент Парк. Членство Куделки в Магнуме было вполне закономерно – его серия «Прага, 1968» стала, возможно, лучшей репортажной серией за всю историю человечества.

Фото — Анри Картье-Брессон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *