/философия фотографии/
ВОЗМОЖНЫЙ МИР: РЕПОРТАЖ ИЛИ ПОСТАНОВКА?
Валерий Стигнеев

В свое время редакция журнала «Советское фото» предложила десяти фотографам снимать одну и ту же модель с условием — публикуется один снимок. То есть в одном снимке надо было выразить все то, что автор хотел бы рассказать о человеке.
See more Некоторые участники проекта заранее придумали композицию своего кадра; другие создавали ее после знакомства с моделью. Но каждый долго и старательно с нею работал — искал соответствующий фон, костюм, позу, сценическую площадку в городском пространстве. Следовательно, у любого из них было свое представление о будущем снимке, каждый хотя бы смутно стремился к тому, чтобы и девушка, и реальность вокруг нее соответствовали некоторому замыслу, пусть вначале и нечеткому.

Можно было отвести реальности особую роль. Один автор водил модель по городу и снимал без устали, словно предлагая на выбор всевозможные толкования конкретного человека. Его кадры заполнили двенадцать пленок, но, как признавался он позже, полученные композиции не дали удовлетворения. Фактически фотограф предоставил реальности роль интерпретатора: среда должна была подчеркнуть в модели то одни, то другие черты, то есть интерпретировать ее. Но выбрать снимок для публикации не удалось.

Каждый из десяти фотографов снимал, в сущности, не конкретного человека, но свое представление о нем, а модель, ангажированная редакцией, служила для фотографа как бы воском, из которого он ваял желаемый образ. Не всем авторам удалось вылепить из этого воска образ, смутно витавший в мыслях. Важно другое: чтобы модель предстала в желаемом облике, всякий раз аранжировалась особая среда, особое пространство, другими словами, всякий раз для нее создавался или отыскивался возможный мир.

Понятие это придумал философ Лейбниц и оно широко применяется в логике. Для ученых возможный мир есть либо возможное положение дел, либо возможное направление развития событий. Слишком общее это определение ученые конкретизировали: можно создать, говорят они, некоторые утверждения, относящиеся к какому-то положению дел или развитию событий. Сумму этих утверждений называют модельным множеством. Вместе с построением множества, строится и модель некоторого мира, в котором были бы истинны высказываемые утверждения. Когда соответствующий модельному множеству фрагмент реальности отыскивается, то автором множества он осмысляется как возможный мир. Для широкого круга явлений возможные миры могут рассматриваться как фрагменты действительно существующего.

У Достоевского в романе «Подросток» говорится о том, что фотография способна представлять точку зрения на предмет и эта точка зрения может противоречить общему мнению о каком-либо человеке. Писатель допускал, что Наполеон мог получиться на фотографии глупым, а Бисмарк нежным. Как известно, Наполеон был гениальным стратегом, а у Бисмарка было прозвище железный канцлер. Эти качества закрепились в сознании людей, как идеальные и неизменные. Такое постоянство словно выводит обоих из реального мира, который текуч, динамичен. Снимок же, который показывает Наполеона глупым или Бисмарка — нежным, возвращает их снова в динамичную реальность и вместо возможного мира, где идеальные качества действительны, как бы предлагает зрителю мир, не подтверждающий распространенное мнение о Наполеоне и Бисмарке. Фотография у Достоевского из подобия зеркала превращается в средство запечатления возможных и невозможных миров.

Легко объяснить, что происходило в проекте «десять мастеров — одна модель». Некоторые авторы заранее придумали композицию, то есть создали модельное множество выразительных элементов. Затем авторам предстояло построить или найти фрагмент существующего действительного мира, где желаемая экспрессия выявилась бы, стала очевидной.

Фотограф, решивший взять количеством снятого материала, снимал модель в разных местах и в разном антураже, надеясь, что реальность сама предложит ему выигрышную композицию. Двенадцать экспонированных пленок наверное содержали не одно модельное множество, но возможный мир выстроить не удалось. Случай доказывает, что количественный подход здесь не продуктивен.

Нередко автор воспринимает детали видимой реальности как готовое модельное множество и самим построением композиции — отбором предметов, выбором точки съемки, ракурсом — стремится построить возможный мир, который в итоге на снимке заметно отличается от реального…

Фото — Ромульдас Пожерскис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *